Закон г. москвы от 07.10.2009 n 43 (ред. от 30.04.2014) «о психологической помощи населению в городе москве»

[править] Психолог. Требования, предъявляемые к психологу

Психолог – лицо, непосредственно оказывающее психологическую помощь и отвечающее требованиям, предъявляемым настоящей статьей. При осуществлении деятельности по оказанию психологической помощи, требующей получения соответствующего специального разрешения (лицензии), психолог должен соответствовать также иным требованиям, предусмотренным законодательством о лицензировании.

Психолог оказывает психологическую помощь в качестве индивидуального предпринимателя либо работника субъекта, осуществляющего деятельность по оказанию психологической помощи.

Психологом может быть лицо:

— имеющее высшее психологическое образование;
— имеющее высшее медицинское образование с квалификацией врач-психолог, медицинский психолог, клинический психолог;
— имеющее высшее педагогическое образование с квалификацией психолог, педагог-психолог, практический психолог в системе образования;
— имеющее ученую степень доктора или кандидата психологических наук;
— прошедшее переподготовку на уровне высшего образования по специальности практическая психология, медицинская психология, психология.

Не допускаются к непосредственному оказанию психологической помощи лица, указанные в частях третьей и четвертой настоящей статьи, которые:

— имеют судимость за совершение умышленного преступления против человека;
— ранее выполняли воспитательные функции и были уволены за совершение аморального проступка, несовместимого с продолжением такой работы;
— состоят на учете в психоневрологическом и (или) наркологическом диспансерах.

ПЕРЕЧЕНЬ ОБОРУДОВАНИЯ ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКОГО ЦЕНТРА (ПРИМЕРНЫЙ)

Наименование оборудования Количество предметов
1 2 3
1. Помещения и дизайн  
1.1. Помещения для индивидуальной работы площадью 14 — 20 кв.м. 12
1.2. Помещения для индивидуальной работы площадью 14 — 20 кв.м., оборудованное зеркалом Гезелла 2
1.3. Помещения для групповых форм работы площадью 30 — 40 кв.м. 6
1.4. Помещения для групповых форм работы площадью 30 — 40 кв.м., оборудованное зеркалом Гезелла 1
1.5. Помещения для терапии занятостью и клубной работы площадью 22 — 35 кв.м. 3
1.6. Конференц-зал 70 — 100 кв.м. 1
1.7. Элементы терапии средой (картины, эстампы, графические работы и др.) В соответствии с возможностями
1.8. Элементы внутреннего дизайна (облицовка стен, декоративные растения, фрески, ковровые покрытия, напольные вазы, приборы бокового освещения, жалюзи и др. В соответствии с возможностями
1.9. Процедурный кабинет 1
2. Аппараты и приборы  
2.1. Аудиокомплекс: 5 наборов:
магнитофон двухкассетный стационарный с аудиосистемами мощностью 50 — 100 вт., 5
наушники стереофонические, 10
диктофон, 5
магнитофонные кассеты для высококачественной аудиозаписи 100
2.2. Экспериментально-психологические методики лицензионные 25
2.3. Персональный компьютер (IBM — совместимый) с необходимым программным обеспечением и принтером 10
2.4. Видеокомплекс: 2 набора
видеокамера формата WHS или S-WHS 2
видеомагнитофон WHS, четырехголовочный 4
видеомонитор (переоборудованный телевизор) 4
персональный компьютер, оборудованный для монтажа видеопрограмм со стриммером и лазерными накопителями 2
видеокассеты 60
3. Медицинская мебель  
3.1. Кушетка психоаналитическая (кресло функциональное) 6
3.2. Стол для врача и других сотрудников По числу врачей и других сотрудников
4. Бытовая мебель и оборудование  
4.1. Кресло мягкое с высокой спинкой 50
4.2. Стул полумягкий 100
4.3. Стол компьютерный 10
4.4. Тумба для радиоаппаратуры 7

Возможности

Мне понятно, что в вопросах такого уровня сложности идеального решения не существует: всегда будут недовольные, и всегда придется решаться на исключения из правил.

И, к сожалению, демократическое решение (что-то вроде всеобщего голосования на тему) мне здесь кажется совершенно неприемлемым. Причина проста: невозможно корректно голосовать за или против того, что не понимаешь. Это примерно то же самое, как если бы всенародным голосованием принимались решения о формировании бюджета РФ на ближайшие 5 лет, или о выборе двигателя первой ступени для ракеты «Энергия». Такие решения предполагают некоторую компетентность в предмете. И, как уже говорилось, выбрать компетентных экспертов в ситуации, когда результаты деятельности достаточно трудно оценивать по формальным признакам — сложное дело.

Возможный выход может быть основан на особенности профессии.

Случайные люди в психотерапию не идут. Это, по моему мнению, довольно тяжелая работа. Следовательно, если уж человек этим занялся — ему явно это зачем-то довольно сильно нужно. Не хочу здесь распространяться на тему «зачем» подробно — тема еще более спорная, чем все написанное выше. Но я лично вполне уверен, что качество того, как работает психотерапевт, напрямую связано с тем, что он занимался своей личной терапией и супервизией своих клиентов. И в странах со «сложившейся психотерапевтической традицией» прохождение достаточного объема личной (или личной и групповой) терапии и супервизии является обязательным и ключевым требованием для сертификации.

Очевидная трудность использования этого подхода, с точки зрения создаваемого закона — терапия и супервизия должна быть пройдена у сертифицированного, «законно признанного» терапевта. А «законно признанных» на сегодня – нет, поскольку закона нет.

На деле это означает необходимость очень неудобного выбора.

Один сценарий: «нулевой вариант», когда любой, кто предоставит хоть какие-то документы (стандарта — то нет) о своем образовании, (возможно – опыте работы), и прохождении необходимого объема терапии, может быть сертифицирован как психотерапевт.

Чем это хорошо: профессиональные люди, работающие в этой области, продолжают работать, и не занимаются доказательствами того, что и так понятно.

Чем это плохо: есть риск того, что дилетанты получат документы, дающие право работать на законных основаниях (они его сейчас и так имеют).

И второй сценарий: когда кто-то («эксперты», «компетентные специалисты», «законодатели» и т.д.) примет решение в духе «конкретный социальный институт отвечает за подготовку психотерапевтов, оценку их работы и имеет исключительное право разрешать или запрещать психотерапевтическую деятельность»

Примет, так сказать, волевым образом, с любой мотивировкой, вроде «плохой порядок лучше чем вообще никакого», или «мы верим этим заслуженным людям», или «доколе еще терпеть», не важно

Чем это хорошо: создается новый понятный порядок и понятная процедура оценки и принятия решения признания квалификации «да – нет». Это позволяет отсечь часть (не всех) дилетантов от законного занятия психотерапией.

Чем это плохо: есть риск того, что некомпетентное управленческое решение (а я начал с того, что законотворцы вряд ли компетентны в психотерапии в достаточной мере, чтобы принимать компетентные решения) приведет к предсказуемым последствиям: рискам злоупотреблений полученной властью, и снижению качества терапевтических услуг.

Мое мнение: первый сценарий точно предпочтительнее второго. Мой опыт говорит о том, что когда люди пытаются управлять тем, что не очень хорошо понимают, обычно это в итоге приводит к еще большему беспорядку.

Можно ли воспользоваться опытом стран, которые уже прошли по этому маршруту, или хотя бы прошли его часть? Разумеется. Мне представляется наиболее подходящим решение, которое реализовано в некоторых «развитых с точки зрения терапевтической помощи» европейских странах.

Тайна

— Как говорят, разговор с психологом — это исповедь. Правда, добавляют: исповедь без покаяния, без отпущения грехов.Тем не менее, это очень откровенный разговор, поэтому в Законе есть отдельная статья «Обеспечение конфиденциальности при оказании психологической помощи» о необходимости для психолога охранять информацию.

Профессиональная тайна —  это информация, полученная при оказании психологической помощи, а также сам факт обращения за ее оказанием. Документация психолога об оказании помощи применяется только для служебного пользования. Выписка из нее предоставляется по запросу лицу, которому оказана психологическая помощь, или его законному представителю, за исключением случаев оказания помощи анонимно.

— Обращаю внимание: выписку должны дать в форме, доступной для понимания лицом, не обладающим специальными познаниями в области психологии.

Просто радоваться жизни! Что делать, чтобы не чувствовать себя несчастным?
Подробнее

Разъяснения

Закон пишут законотворцы. По большей части, насколько я понимаю, это не психотерапевты и (скорее всего) люди, не обладающие достаточной собственной профессиональной экспертизой в области психотерапии — откуда бы, интересно, у них была такая экспертиза? Это означает, что при создании закона необходимо участие экспертов из области психотерапии. Правильно выбирать этих экспертов — не самая простая задача, поскольку социальная и политическая активность профессиональных психотерапевтов традиционно низкая — они занимаются другим делом. Хуже того, мой личный опыт говорит о том, что часто хороший психотерапевт оказывается не очень хорошим управленцем и, тем более, политиком. И для меня совсем не факт, что хороший менеджер или политик будет эффективен в психотерапии; уж очень разные это области: власть и психотерапия.

По этой же причине психотерапевтическое сообщество неоднородно и, по моему мнению, не консолидировано (и вряд ли может быть консолидировано, даже перед таким вызовом, как теперь).

На деле это означает: когда нет организованной системы, важна активность каждого, у кого есть силы ее проявлять.

Психотерапия — очень личное событие. Базируется на отношениях клиента и терапевта. Стандартизируется плохо. Оценивается с точки зрения эффективности — с трудом. Весьма многообразно как с точки зрения подходов, так и с точки зрения личного вклада терапевта.

Одновременно с чем мы сталкиваемся, когда говорим про закон: нужны формальные критерии, по которым можно будет «отделить агнцев от козлищ». В результате этого действия должно появиться нечто (некий орган) который будет принимать решение: «эти — психотерапевты, а те — нет». И, соответственно, такой орган будет иметь формальное право требовать выполнения стандартов, которые будут зафиксированы в законе.
Отсюда один шаг до создания структуры, заинтересованной в обучении и последующей сертификации специалистов, которые будут иметь право называться психотерапевтами. На вполне коммерческой основе.

Отсюда два шага до того, чтобы только сертифицированные психотерапевты имели доступ к оплате своих услуг за счет бюджета страхования (ОМС и ДМС). И обеспечили себе тем самым устойчивый и гарантированный доход на большой срок.

К чему все эти рассуждения? К тому, что при разумном и последовательном управлении, этот закон можно реализовать как часть вполне коммерческого проекта.

ПОЛОЖЕНИЕ ОБ ОРГАНИЗАЦИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВРАЧА-ПСИХОТЕРАПЕВТА

1. Общие положения

1.1. Врач-психотерапевт — специалист с высшим медицинским образованием по специальности «лечебное дело» или «педиатрия», прошедший подготовку по специальности «психиатрия» в интернатуре, клинической ординатуре, а также прошедший профессиональную переподготовку либо клиническую ординатуру по психотерапии в медицинском образовательном учреждении высшего или дополнительного профессионального образования, либо в профильных научно-исследовательских медицинских институтах в соответствии с требованиями к образовательному стандарту, типовой программой и учебным планом профессиональной переподготовки, утвержденными в установленном порядке.

1.2. Владеет современными методами диагностики и лечения психических расстройств с использованием психотерапевтических методов, теоретическими и практическими знаниями в области психиатрии и психотерапии, предусмотренными программой подготовки в соответствии с требованиями квалификационной характеристики.

1.3. В своей работе руководствуется Российской Федерации «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», другими законодательными и иными нормативными актами Российской Федерации по вопросам охраны здоровья и настоящим Положением.

1.4. Подчиняется руководителю лечебно-профилактического учреждения или его заместителю; в методическом отношении — также главному психотерапевту органа управления здравоохранением.

1.5. Назначение и увольнение врача-психотерапевта осуществляется в соответствии с действующим законодательством.

2. Функции и задачи

2.1. Осуществляет непосредственно (является лечащим врачом) или участвует (является консультантом) в ведении пациента, определяет объем и план обследования с учетом возраста пациента, диагностических задач и рациональных методов обследования. Дает клиническую оценку состояния пациента, назначает и проводит клиническую оценку состояния пациента, назначает и проводит необходимое психотерапевтическое вмешательство, при необходимости с привлечением других методов терапии.

2.2. Осуществляет консультации при оценке неотложных состояний, при разборе сложных для диагностики и терапии клинических случаев.

2.3. Выполняет практическую работу по амбулаторному, дневному стационарному и стационарному ведению пациентов в лечебно-профилактических учреждениях, оказывающих психотерапевтическую помощь, при необходимости привлекает консультантов.

2.4. Оформляет медицинскую документацию установленного образца.

2.5. Повышает свою квалификацию по психиатрии и психотерапии на циклах усовершенствования по каждой специальности в установленном порядке.

2.6. Внедряет в практику современные программы лечения, психопрофилактики и психогигиены с применением психотерапевтических методов.

2.7. В работе и взаимоотношениях с пациентами и их родственниками придерживается этических принципов, установленных законодательными и иными нормативными актами о деятельности врачей-психотерапевтов и этическими кодексами общероссийских профессиональных ассоциаций врачей-психотерапевтов, зарегистрированных в установленном порядке.

2.8. Организует работу в рамках лечебного (в том числе психотерапевтического) процесса других специалистов (по клинической психологии, социальной работе и др.), среднего и младшего медицинского персонала.

2.9. Проводит экспертизу качества психотерапевтической помощи.

Приложение N 2

УТВЕРЖДЕНО Приказом Минздрава РФ от 16 сентября 2003 года N 438

Например

В Германии, насколько я знаю, есть стандарты, в соответствии с которыми психотерапия — это отдельный вид деятельности, и есть требования к стандартам обучения психотерапии: количество часов личной (в некоторых направлениях — личной и групповой) терапии, пройденное терапевтом, и количество часов супервизии. Ни к медицинской, ни к психологической деятельности психотерапия не относится — она является отдельной областью деятельности. В каждом направлении психотерапии есть свои требования, которые (насколько мне известно) в основном выполняются, но никто не сертифицирует специалистов с требованиями меньшими, чем определено общим законом. Итого — есть правила, они понятны и они для всех. И они (удивительно!) соблюдаются.

В Латвии, например, сегодня ситуация несколько иная. Там, насколько я слышал, идет процесс похожий на российский. И похожие (поправкой на масштаб страны и культурные особенности) сложности, и попытки централизовать процесс «доступа к профессии». С интуитивно понятными мотивами: пользоваться правом выдавать документ, утвержденный законом, и организовывать обучение для получения такого документа намного проще и выгоднее, чем собственно заниматься терапией.

Для чего я все это написал: это попытка добавить немного ясности. Ситуация, когда задача сложна, решение ее неочевидно, и это решение эмоционально значимо — очень напряженна для того, кто про задачу думает. Часть людей продолжает искать ответ, справляясь с эмоциональным напряжением — и находит его. Часть людей не справляется с эмоциональным напряжением, включает механизмы избегания, и выкидывает задачу из поля внимания (знаю это, в том числе, по себе). В этой ситуации повышение ясности может немного компенсировать работу невротических механизмов.

Лучше понимаю — меньше тревожусь — легче думать — проще принимать решения.

Речение о том, как конкретно включаться в происходящий процесс с законом о психологической помощи.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector