Стокгольмский синдром

История

Ограбление банка в Стокгольме

В 1973 году условно-досрочно осужденный Ян-Эрик Олссон взял в заложники четырех сотрудников (трех женщин и одного мужчину) Kreditbanken , одного из крупнейших банков Стокгольма, Швеция , во время неудавшегося ограбления банка. Он договорился об освобождении из тюрьмы своего друга Кларка Олофссона, чтобы помочь ему. Шесть дней (23–28 августа) заложников держали в одном из хранилищ банка. Когда заложники были освобождены, никто из них не стал свидетельствовать против похитителей в суде; вместо этого они начали собирать деньги для своей защиты.

Нильс Бейерот , шведский криминолог и психиатр, придумал этот термин после того, как полиция Стокгольма попросила его помочь с анализом реакции жертв на ограбление банка 1973 года и их статуса заложников. Поскольку идея « промывания мозгов» не была новой концепцией, Беджеро, выступая в «выпуске новостей после освобождения пленных», описал реакцию заложников в результате того, что их похитители «промыли мозги». Он назвал его Норрмальмсторгссиндромет (в честь площади Нормальмсторг, на которой была предпринята попытка ограбления), что означает «синдром Норрмальмсторга»; Позже он стал известен за пределами Швеции как Стокгольмский синдром. Первоначально он был определен психиатром Фрэнком Охбергом как помощь в управлении ситуациями с заложниками.

Этот анализ был предоставлен Нильсом Бежеро после того, как он подвергся критике на шведском радио со стороны Кристин Энмарк, одной из заложниц. Энмарк утверждает, что она стратегически установила отношения с похитителями. Она критиковала Беджеро за то, что он подвергает опасности их жизни, ведя себя агрессивно и агитируя похитителей. Она критиковала полицию за то, что она направила оружие на осужденных, когда заложники находились на линии огня, и сообщила новостным агентствам, что один из похитителей пытался защитить заложников от перекрестного огня. Она также критиковала премьер-министра Улофа Пальме , поскольку она вела переговоры с похитителями о свободе, но премьер-министр сказал ей, что ей придется довольствоваться смертью на своем посту, а не уступать требованиям похитителей.

Позже Олссон сказал в интервью:

Другие примеры

Мэри МакЭлрой

Мэри МакЭлрой была похищена из своего дома в 1933 году в возрасте 25 лет четырьмя мужчинами, которые приставили к ней пистолет, потребовали от нее согласия, отвезли ее в заброшенный фермерский дом и приковали цепью к стене. Когда ее отпустили, она защищала своих похитителей, объясняя, что это всего лишь бизнесмены. Затем она продолжала навещать своих похитителей, пока они находились в тюрьме. В конце концов она покончила жизнь самоубийством и оставила следующую записку: «Мои четыре похитителя, вероятно, единственные люди на Земле, которые не считают меня полным дураком. Теперь у вас есть смертная казнь — так что, пожалуйста, дайте им шанс ».

Пэтти Херст

Пэтти Херст , внучка издателя Уильяма Рэндольфа Херста , была захвачена и взята в заложники Симбионистской освободительной армией , «городской партизанской группой», в 1974 году. Было записано, что она осуждала свою семью, а также полицию под своим новым именем «Таня». «, а позже был замечен в работе с SLA по ограблению банков в Сан-Франциско. Она публично выразила свои «симпатии» к SLA и их стремлениям. После ее ареста в 1975 году «Стокгольмский синдром» не сработал в качестве надлежащей защиты в суде, к большому огорчению ее адвоката Ф. Ли Бейли . Позднее ее семилетний тюремный срок был заменен, и в конце концов она была помилована президентом Биллом Клинтоном , которому сообщили, что она действовала не по своей воле.

Жертвы сексуального насилия

Есть свидетельства того, что некоторые жертвы сексуального насилия в детстве начинают чувствовать связь со своим обидчиком

Они часто чувствуют себя польщенными вниманием взрослых или боятся, что раскрытие информации приведет к разрушению семьи. В зрелом возрасте они сопротивляются разглашению по эмоциональным и личным причинам.

Синдром Лимы

Была предложена инверсия стокгольмского синдрома, называемого синдромом Лимы , при котором похитители развивают симпатию к своим заложникам. Похититель может также сомневаться или сочувствовать своим жертвам.

Синдром Лимы был назван в честь похищения в японском посольстве в Лиме , Перу, в 1996 году, когда члены боевого движения взяли в заложники сотни человек, пришедших на вечеринку в официальной резиденции посла Японии.

Причины стокгольмского синдрома

Вследствие того, что преступник и жертва долгое время находятся наедине друг с другом, между ними возникает определенная взаимосвязь. С каждым разом их беседы становятся все более открытыми, что закладывает основу для взаимной симпатии.

Это можно объяснить на простом примере. Например, захватчик и жертва внезапно замечают друг в друге общие интересы. Заложник неожиданно начинает понимать мотивы своего обидчика, проявляя сочувствие к его точке зрения и соглашаясь с его убеждениями.

Еще одной причиной возникновения стокгольмского синдрома является тот факт, что жертва хочет помочь агрессору, опасаясь за свою жизнь. То есть заложник на подсознательном уровне понимает, что в случае штурма он тоже может пострадать.

Таким образом, он воспринимает благополучие преступника, как залог своего собственного благополучия.

Опасность синдрома

Опасность стокгольмского синдрома заключается в действиях заложника против собственных интересов, как, например, воспрепятствование своему освобождению.

Известны случаи, когда во время антитеррористической операции заложники предупреждали террористов о появлении спецназовца, и даже заслоняли террориста своим телом.

В других случаях террорист прятался среди заложников, и никто его не разоблачал. Как правило, стокгольмский синдром проходит после того, как террористы убивают первого заложника.

Главные факторы стокгольмского синдрома

Чтобы объяснить стокгольмский синдром простыми словами, следует схематично представить главные факторы этого явления:

  1. Наличие захватчика и заложника.
  2. Доброжелательность со стороны агрессора по отношению к жертве.
  3. Появление у заложника особенного отношения к своему обидчику. Понимание его поступков и оправдание их. Таким образом, вместо страха жертва начинает проникаться к преступнику сочувствием и симпатией.
  4. Все эти ощущения многократно усиливаются в момент риска, когда их жизни угрожает штурм со стороны спецназа. Совместные переживания трудностей начинают роднить их.

Стокгольмский синдром: причины возникновения

Для того, чтобы у человека появился стокгольмский синдром, он должен напрямую контактировать со своим обидчиком. Это может происходить в условиях теракта, во время выполнения военных операций, при тюремном заключении, в семье, где царит диктатура и есть тиран, в рабочих коллективах и т. д.


Жертвенность

  • Страх умереть от рук насильника, быть избитым. Это, пожалуй, первая причина, по которой жертва начинает слушаться своего обидчика и всячески оправдывать его поведение. В первую очередь она оправдывает его жестокое поведение для себя, ведь так будет гораздо проще терпеть издевательства, а уже после думает о реакции общества и хочет таким образом избежать ее. Зачастую стыд и вину за поведение тирана испытывает именно его жертва.
  • Привычка. Люди, которые с детства были биты, обижены своими родителями, сверстниками и т. д., привыкают к насилию и чаще всего именно в детстве у них начинает развиваться стокгольмский синдром. Более того, такие люди очень часто становятся на сторону истязателя в ситуации с другими людьми. Вот наглядный пример, который, к сожалению, известен многих людям. Дочка приходит и жалуется родителям, что ее избивает ее же муж. Несмотря на то, что это ее родные люди, вместо поддержки и помощи женщина чаще всего может услышать: «сама виновата, повод даешь», «значит, что-то делаешь не так, нужно угождать мужу», «просто так он бы тебя не бил, значит, на то есть причина», ну и классика «бьет, значит любит». Так размышлять может только жертва, у которой также есть стокгольмский синдром.
  • Понимание того, как можно выжить в стрессовой ситуации. В этом случае жертва играет роль послушного солдата, который не обсуждает действия и приказы начальства, а молча выполняет их, считая единственно верными. Стоит отметить, что и тиран в такой ситуации ведет себя несколько иначе. Он все же понимает ценность своей жертвы, поэтому, несмотря на грубые слова, поведение и т. д., не причиняет ей серьезные травмы. В результате, как правило, все остаются довольны: жертва вроде как не пострадала, а преступник/домашний тиран получил все, что хотел.
  • Личные качества. Есть люди, которые менее подвержены влиянию со стороны, они могут быть скрытные, замкнутые в себе, не болтливы и т. д. Такие люди, как правило, менее подвержены стокгольмскому синдрому. Они тихо ненавидят своего обидчика и просто ждут, когда он расплатиться за все зло, которое он им причинил. Люди же коммуникабельные более подвержены появлению этой нездоровой связи с обидчиком. Они могут разговаривать с ним, копаться в причинах его поведения и даже пытаться направить на «правильную» дорогу. Во время такого общения жертва проникается ситуацией и мотивами тирана, и начинает жалеть его.
  • Низкая самооценка человека, который подвергается насилию, нежелание действовать. Есть 2 варианта развития ситуации: либо примерять на себя роль жертвы, либо активно действовать и пытаться противостоять истязателю. Второй вариант выбирают куда реже, нежели первый. Почему? Потому что для многих это куда проще, чем пытаться изменить ситуацию. Например, если речь идет о жертве домашнего насилия. Согласитесь, в 99% человек может уйти, начать новую жизнь и т. д., но он не хочет, потому что так проще, удобнее, комфортнее и главное – не нужно выходить за рамки привычного. Еще больше такую ситуацию усугубляет самооценка жертвы. Если она низкая, человек начинает думать, что другого он просто недостоин, что все то, что он имеет, это лучшее, чего он заслуживает и т. д.


Жертва и обидчик

Любовь к агрессору. Это также касается бытового стокгольмского синдрома. Женщина очень привязана к своему мужу, очень любит его и начинает ставить его интересы выше всего, в том числе своего здоровья (психологического и физического), комфорта и счастья. В таком случае агрессор будет пользоваться беззащитным состоянием своей жертвы, и будет мучить ее всеми доступными способами. Стоит отметить, что насилие может быть физическим, психологическим и даже сексуальным.

Как избавиться от синдрома

Лечение стокгольмского синдрома может занимать несколько лет. Сделать реакцию «любовь к мучителю» обратной и превратить ее в «ненависть к преступнику» сложно. Эффективнее всего использовать психотерапию. Специалист помогает человеку осознать истинное положение дел.

Важно! Сама жертва считает сложившееся положение дел нормальной ситуацией. Только грамотная работа психиатра помогает понять, что у человека ущербная позиция, и насилие преступника не может быть оправдано. Жертва начинает понимать нелогичность своих убеждений и поступков

Жертва начинает понимать нелогичность своих убеждений и поступков

Только грамотная работа психиатра помогает понять, что у человека ущербная позиция, и насилие преступника не может быть оправдано. Жертва начинает понимать нелогичность своих убеждений и поступков.

Еще один этап терапии – понимание безнадежности своих планов. Например, жертва бытовой формы насилия начинает осознавать, что агрессор никак не изменится.

Сеансы должны проходить минимум раз в неделю

При когнитивном подходе проводится изменение мыслительных установок. С помощью специальных упражнений человек меняет свое мышление. Установки преобразуются в новые убеждения, это даст возможность переосмыслить жизнь.

Психодрама – это сложный вид групповой терапии, который позволяет стать противоположностью себя. Для этого участники проигрывают травмирующую ситуацию, но меняют ее итог.

При длительной регулярной терапии есть высокие шансы на выздоровление

При терапии имеет значение желание жертвы измениться. После того, как она признает проблему и поймет ущербность своего положения, могут начаться положительные изменения.

Стокгольмский синдром развивается на фоне травмирующих ситуаций. Он проявляется в патологической любви к агрессору. Нарушение является разновидностью защитной реакции психики. В тяжелых случаях приводит к искаженному восприятию преступника и желанию жить вместе с ним.

Преступление в прямом эфире

После того как часть условий были выполнены, начались переговоры, которые Ульссон вёл через полицейских. Они могли заходить в банк, так что стало понятно, что захватчики настроены миролюбиво. Психологи, привлечённые к переговорам, также не увидели в их действиях никакой агрессии, поэтому власти решили тянуть время. Кроме того, сработал расчёт Ульссона. Через три недели в стране должны были состояться парламентские выборы, и в этих условиях власти не пошли бы на радикальные действия, которые могли бы навредить их репутации. В общей сложности Ульссон, Улофссон и заложники просидели в банке шесть дней.

Практически постоянно телевидение вело прямые трансляции с места преступления. В это время тяжело болел 90-летний король Густав VI Адольф. Ожидая новостей, журналисты дежурили в центре города, поэтому организовать трансляцию с площади Норрмальмсторг не составило труда.

Все шесть человек, находившиеся в банке, закрылись в одном из небольших хранилищ. У Ульссона были запасы взрывчатки, так что штурмовать здание было рискованно. Переговоры по условиям освобождения велись на самом высоком уровне. В первую же ночь Ульссон потребовал, чтобы ему организовали телефонный разговор с премьер-министром Улофом Пальме. Требование выполнили, но Пальме никаких обещаний не дал. На следующую ночь с премьер-министром опять связались, но говорила уже одна из заложниц. И, вопреки ожиданиям, она в резкой форме заявила, что полиции не доверяет, а гораздо больше доверяет преступникам. Кристин Энмарк произнесла буквально следующее: «Я разочарована в вас. Вы сидите и торгуетесь нашей жизнью. Дайте мне, Элизабет, Кларку и грабителю деньги и два пистолета, как они требуют, и мы уедем. Я этого хочу, и я им доверяю. Организуйте это, и всё будет закончено. Или приходите сюда и замените нас на себя. Пока и спасибо за вашу помощь!»


Заложники в хранилище . (bigpicture.ru)

В конце концов полицейским удалось проделать небольшое отверстие в потолке хранилища, и в помещение закачали слезоточивый газ. Полиция начала штурм, и стало очевидно, что психологи не ошиблись: преступники не собирались убивать заложников. Яна-Эрика Ульссона и Кларка Улофссона захватили, сотрудников банка освободили.

Следствие продолжалось три месяца, и суд первой инстанции исходил из того, что преступники действовали в сговоре. Ульссона обвинили в попытке ограбления, захвате заложников и покушении на убийство, потому что он стрелял в полицейского. Улофссона обвинили только в попытке ограбления — захват заложников состоялся без него.

Улофссон отказался от адвоката (хотя они были, более того, есть сведения, что их наняли семьи заложников) и защищал себя сам. Его аргументы были простыми: он отбывал свой срок в тюрьме, в банк не рвался, уговаривал Ульссона быть с заложниками помягче и поддерживал сотрудников банка. В итоге сначала ему дали 6,5 лет, но апелляционный суд отменил это решение. Ульссон был приговорён к 10 годам и за время «отсидки» получил немало писем… от поклонниц. А его бывшие заложницы даже навещали его в тюрьме.

Психотерапия

Больным со стокгольмским синдромом показана психотерапия. Она направлена на возвращение личности к внутреннему благополучию, на достижение целей и устранение уныния и тревоги, на эффективное использование своих возможностей. Психотерапевты выявляют особенности психики и поведения лиц с данным синдромом. Они обучают их новым действиям и способам принятия решений. Психотерапевтические программы направлены на адекватное проявление чувств и активизацию коммуникативных умений. Психотерапевтические методы корректируют эмоционально-поведенческие отклонения, оптимизируют сложившуюся ситуацию, способствуют преодолению депрессии и страха. Это основные направления работы психотерапевта с лицом, страдающим стокгольмским синдромом.

Виды психотерапевтического воздействия, используемые для лечения больных с данным недугом:

  • Индивидуальное консультирование жертв насилия проводится с целью устранения проблем личностного, эмоционального и физического характера.
  • Групповые занятия, в ходе которых осуществляется взаимодействие участников группы и психотерапевта, затрагивают преимущественно межличностные аспекты. Врач анализирует, как пациент раскрывается в процессе общения в группе.

Поскольку пациенты обычно не считают себя больными людьми, медикаментозное лечение не всегда уместно. Они часто отказываются принимать лекарства или не проходят полный курс лечения, прерывая его самостоятельно.

Специалисты должны настроить больных на выработку основного пути преодоления психических изменений, распознавание ложных суждений и принятие мер для предотвращения когнитивных аномалий. Лечение направлено на выявление и анализирование неадекватных представлений и иллюзорных умозаключений.

Пациенты в результате работы с психологом начинают следить за своими мыслями, оценивают свое эмоциональное состояние, анализируют происходящие события и факты, отрицают собственные выводы. С помощью психотерапии можно вылечить даже самые тяжелые психические заболевания. Однако ни один психотерапевт не дает стопроцентных гарантий, поскольку психика человека является сложной и не достаточно изученной структурой.

2 Симптомы аномалии

Есть несколько определенных симптомов этой реакции, которые случаются в любой ситуации «жертва — преступник»:

Сопоставление себя с нарушителем (тираном). Жертва издевательств подсознательно занимает позицию послушания, поскольку рассчитывает на великодушие преступника и то, что это позволит ей остаться в живых. Постепенно пострадавший начинает сочувствовать, понимать и порой одобрять действия мучителя. Именно по этой причине бывают ситуации, в которой потерпевшие защищают и оправдывают своих похитителей, а те, кто пострадал от насилия в семье, – агрессивного домочадца.

Искажение реального мира. У долгого контакта и общения с преступником (или домашним агрессором) есть еще одна особенность для потерпевших – у них полностью изменяется сознание, видение настоящей ситуации. Если захватчиком движет политический или идеологический мотив, то человек со стокгольмским синдромом может проникнуться его идеями и взглядами. Это повлечет за собой их полное принятие и переход на позицию преступника. Такая ситуация проецируется и на бытовое насилие. Но здесь агрессор вызывает у жертвы жалость и понимание за счет своего тяжелого детства, сложной трудовой деятельности (или ее отсутствия), заболевания, алкогольной зависимости, личного бессилия и других причин.

Переосмысление ситуации. Иногда стресс настолько влияет на страх человека за жизнь, что он негативно воспринимает любую попытку помощи. В случае захвата людей шанс вновь стать свободными пугает их гораздо сильнее, чем оставаться под властью преступников. Они считают, что подчинение бандитам позволяет получить шанс на жизнь, а спасение только уменьшает его. Это связано с тем, что результат спасательных мероприятий неизвестен и приводит к разным последствиям – освобождению, гибели от рук преступника или спасателя. Бытовая ситуация имеет те же черты

Жертва постоянно встает на защиту обидчика, отказывается от любых попыток поменять положение дел (развестись, привлечь внимание родных, обратиться в полицию). Это происходит из-за страха еще большей агрессии

Пострадавший полностью подчиняется воле тирана, выполняет все его пожелания и удовлетворяет потребности.

Условия, при которых формируется стокгольмский синдром

  1. Длительная изоляция, нахождение в замкнутом пространстве с захватчиком, когда между жертвой и агрессором устанавливается система отношений, происходит сближение, узнавание внутреннего мира преступника (при терактах по политическим мотивам и религиозным убеждениям).
  2. Сильный стресс, демонстрация власти и силы, наличие реальной угрозы для жизни, пыток и смертей среди заложников. Жертва решает бороться за жизнь всеми правдами и неправдами, не видит других альтернатив для своего благополучия, кроме сближения с агрессором.
  3. Активное общение, проявление гуманности преступника по отношению к жертве, когда он дает ей какие-то бонусы, просит прощение за содеянное, обещает не причинять боль, подарить свободу, что вызывает у жертвы чувство благодарности, желание отплатить помощью и поддержкой. Если ужас чередуется с облегчением, страх с расслаблением – это рождает сильнейшую эмоциональную привязанность.

Методы лечения

Существует несколько методов лечения стокгольмского синдрома.

Для начала определим, какие виды расстройства бывают, вне рамок террористических актов:

  • Социальный. Человек становится жертвой сожителя или начальника-тирана, и в следствии разрабатывается стратегия по выживанию, помогающая защититься морально и физически, при этом, не оставляя истязателя. Постепенно разрабатываемые механизмы спасения кажутся единственно верными, трансформируя личность жертвы, более не представляющую себя без влияния угнетателя.
  • Бытовой. Часто «синдром заложника» встречается в бытовых ситуациях. Распространены ситуации, при которых женщины подвергают себя и детей агрессии со стороны супруга, испытывая привязанность к нему. Аналогичный синдром случается и в отношениях родителей и детей.

Лечение

После выхода из конфликтной ситуации, опасной для жертвы, наступает период терапии. Зачастую психологическая помощь помогает довольно быстро – спустя неделю проявление стокгольмского синдрома исчезает. Хронические формы в виде бытового синдрома требует длительной психотерапии.

Различают несколько ее разновидностей:

  1. Психодрама. Восстанавливается критическое отношение пациента к своим действиям, реакциям, поведению во время связи с угнетателем. Психотравмирующие события проигрываются, рассматриваются участниками группы.

  2. Когнитивная. Легкие формы стокгольмского синдрома позволяют применять методы убеждения. Происходит смысловая переработка былых установок. Пациент узнает от психотерапевта о механизмах приспособительного поведения и об очевидных минусах и вреде, наносимом психике.

  3. Когнитивно-поведенческая. Применяются техники убеждения, помогающие изменить представление об угнетателе. Разрабатываются и внедряются новые поведенческие шаблоны, выводящие из роли жертвы. Проговариваются варианты выхода из подобных конфликтов.

9. Синдром Лима (Lima Syndrome)

Этот синдром характеризуется тем, что террористы испытывают настолько сильную симпатию к своим жертвам, что решают их отпустить (обратный пример Стокгольмского синдрома).

Впервые этот термин появился в 1996 году в Перу, когда террористы из группировки «Революционное движение имени Тупака Амару» захватили посольство Японии. Через 14 дней после захвата, большинство заложников были отпущены.

Преступники планировали убить заложников, но так и не решились на такой поступок. Также стоит отметить, что заложники начали симпатизировать своим захватчикам, и проявляли ненависть к тем, кто желал освободить их с помощью насилия. Террористы прониклись таким отношением со стороны заложников, что и привело к появлению Синдрома Лима.

Варианты проявления

Стокгольмский синдром встречается в нескольких формах. Помимо классического варианта с захватом, есть еще бытовой или социальный, т.е. нездоровая связь устанавливается между супругами или другими членами семьи.

Важно! Человек может не понимать, что с ним что-то не так, и его отношения нездоровые. Еще один тип синдрома – корпоративный

Он возникает на рабочем месте. Тирания начальства может приводить к формированию болезненного чувства вины. Работник будет стараться работать лучше и качественнее. Ему будет сложно избавиться от ощущения беспомощности

Еще один тип синдрома – корпоративный. Он возникает на рабочем месте. Тирания начальства может приводить к формированию болезненного чувства вины. Работник будет стараться работать лучше и качественнее. Ему будет сложно избавиться от ощущения беспомощности.

Бытовая форма

Распространённый вариант – муж-агрессор и жена-жертва. Отношения ходят по замкнутому кругу от насилия до прощения, после чего какой-то период времени все мирно, потом все начинается заново. Каждый раз жертва ищет оправданию агрессии и пытается понравиться мучителю.

Простой пример – любое доброжелательное поведение агрессора воспринимается как изменение к лучшему. Если происходит смена настроения, то жена считает себя виноватой в этом.

Жертва может не замечать, что в ее жизни первое место занимают потребности тирана. Даже свои простые потребности она перестает воспринимать как нечто нужное. Подсознательно женщина будет стремиться оградить семью от вмешательства посторонних людей, поэтому все контакты будут сведены на нет.

У жертвы развивается гипертрофированное чувство вины

В семье подобные нездоровые отношения возникают не только между супругами. Родители и дети тоже могут попадать под стокгольмский синдром.

Классическая форма

Появляется при длительном нахождении в заложниках. Подобное состояние приводит к шоку, и человек не может нормально выразить свои эмоции, поэтому пытается проникнуться сочувствием к похитителю.

Жертва начинает хотеть получить покровительство агрессора. Синдром заложника, или стокгольмский фактор, появляется на фоне желания спасти себя. В таком случае заложник начинает всячески помогать преступнику, мешать проведению штурма, в суде начинает оправдывать мучителя.

Чем дольше человек находится в плену, тем сильнее он проявляет положительные чувства к похитителю. Начинает разделять его убеждения, принципы и считает преступника полностью правым.

Такое искаженное восприятие не получится изменить простым убеждениями. Необходима длительная терапия у специалиста.

Корпоративная форма

Синдром привязанности жертвы к мучителю появляется не только в любовных отношениях. На работе начальники часто используют метод кнута и пряника. Они обещают сотрудникам премии и другие поощрения, но стоит тем только напомнить об этом, как следуют карательные санкции.

Такое поведение руководителя может провоцировать развитие стокгольмского синдрома. Под его влиянием человек будет безропотно сносить любые оскорбления, т.к. всегда найдет оправдание поведению начальника.

Работнику сложно пойти другое место, так как у него формируется чувство вины. В неудачах он считает виноватым только себя. Ему хочется любой ценой угодить руководителю.

Специалисты выделяют еще одну редкую форму нарушения – синдром покупателя. При нем человек становится жертвой вещей, так как он не может остановить стремление что-то покупать.

Важно! Жертва уверена, что все приобретения являются нужными и полезными. Особенно ярко такая зависимость проявляется в период распродаж и больших скидок

Человек не может рационально объяснить, почему он покупает ту или иную вещь

Особенно ярко такая зависимость проявляется в период распродаж и больших скидок. Человек не может рационально объяснить, почему он покупает ту или иную вещь.

Стокгольмский синдром примеры

Как уже говорилось, есть несколько классических примеров проявления рассматриваемого защитного механизма. Давайте рассмотрим их более подробно.

Патрисия Херст

Среди самых ярких примеров стокгольмского синдрома называют пример Патрисии Херст. Девушка была похищена ради выкупа преступной группировкой.

На момент похищения ей было 19 лет. 2 месяца она провела в шкафу. Первые две недели она была с завязанными глазами. Первые несколько дней без туалета и с кляпом во рту. Она перенесла физическое, психологическое и сексуальное насилие.

После выкупа, то есть после того как деньги были заплачены, группировка выпустила аудио декларацию в которой сама Патрисия Херст провозгласила свое вступление в ряды группировки и отказалась вернуться в семью. Когда преступников поймали ее как соучастницу уже нескольких преступлений тоже приговорили к заключению. Сама же Патрисия Херст постоянно отрицала, что у нее был стокгольмский синдром. Она говорила, что испытывала сильный страх. Не симпатии, не влюбленности она не ощущала.

Патрисия Херст не верила, что ее просто так отпустят. Боялась жестокого наказания за любое проявление нелояльности, поэтому согласилась перейти на сторону захватчиков. Тем не менее случай Патрисии Херст считается классическим примером стокгольмского синдрома.


Примеры стокгольмского синдрома также являются достаточно противоречивыми

Джейси ли Дугард

История Джейси ли Дугард (Дьюгард) является поистине ужасающей. Маленькая 11-летняя девочка была похищена супружеской парой. Однако о том, где она находится, жива ли в принципе не было известно на протяжении целях 18 лет. Все эти 18 лет Джейси находилась у этой семейной пары. Находясь в заложниках, она подвергалась сексуальному и физическому насилию. И даже стала матерью.

В чем странности этой ситуации? На самом деле по истечении многих лет, Джейси устроилась на работу, имела возможность выходить из дома. Но при этом она не стремилась сбежать или сообщить кому-либо о ситуации. Именно поэтому считается, что данная жертва испытывала стокгольмский синдром. Что было на самом деле:

  1. Джейси была выжрана в очень юном возрасте. Поэтому угрозы жизни и здоровью со стороны похитителей воспринимались ею как очень сильная угроза;
  2. Она боялась за свою жизнь;
  3. После того, как она стала матерью, у нее появился страх за жизнь своих детей. Поэтому, когда появилась возможность покидать дом похитителей, она не стремилась ею воспользоваться.

Захват заложников в Лиме

В 1996 году в Лиме произошел террористический акт. И это событие также признается классическим примером стокгольмского синдрома. Что же там произошло?

В японском посольстве в Перу происходил официальный прием. В этот день в здание посольства ворвались террористы и захватили заложников. Причины террористического акта просты – политические противоречия с правящим кругом лиц. В чем заключались основные особенности поведения заложников:

  1. Они защищали своих захватчиков;
  2. После освобождения они отзывались о террористах исключительно в положительном ключе;
  3. Жертвы пытались оправдать агрессоров.

Однако фактически такое поведение объективно с учетом обстоятельств. На самом деле террористы первоначально освободили и отпустили женщин и детей. А также пытались адекватно относиться к заложникам. Но это было вызвано не благородством их натуры, а тем, что захватчики понимали, что больше шансов достичь цели у них есть только при условии, что заложники живы.


Многие классические примеры стокгольмского синдрома являются достаточно противоречивыми

Причины возникновения

Ключевым условием формирования описываемого синдрома является наличие ситуации взаимодействия индивида либо группы субъектов с агрессорами, ограничивающими их свободу, способными содеять насилие. Противоречивое поведенческое реагирование жертвы проявляется при политических или криминальных террористических актах, военных операциях, похищении, семейной или религиозной диктатуре.

Гуманизация взаимодействия между агрессором и обороняющейся стороной обусловлена ниже перечисленными причинами.

Людям, подвергнутым физическому насилию, наблюдающим принуждение со стороны, присуще проявление человечного отношения. Боязнь смерти, увечий, боли делается стимулом, мотивирующим поведение.

Языковая преграда либо культурный барьер могут увеличивать вероятность зарождения данного синдрома или, наоборот, препятствовать формированию описываемой болезненной привязанности. Иная культура, речь, религия подсознательно воспринимаются заложниками в качестве оправдывающих факторов жестокости террористов.

Психологическая грамотность, выраженная в знании приемов выживания обоими участниками ситуации, приумножает гуманизацию отношения. Активно включаются механизмы психологического воздействия, направленные на выживание.

Анализируемый стокгольмский синдром чаще отмечается у коммуникативных субъектов, обладающих умением сопереживать. Дипломатическое взаимодействие часто меняет поступки захватчиков, повышая этим шансы на выживание у их заложников.

Продолжительность травмирующей ситуации также является условием зарождения этой пагубной связи. Стокгольмский синдром зарождается в течение пары суток с момента активных действий захватчика. Длительное взаимодействие дает возможность лучше узнать мучителя, постигнуть причины насильственных деяний и оправдать их.

Выделяют такие симптомы стокгольмского синдрома, как:

– непритворное восхищение захватчиками;

– сопротивление спасательным мероприятиям;

– защита похитителя;

– стремление угодить преступникам;

– несогласие на дачу показаний, направленных против террористов;

– отказ сбежать от мучителей при появлении такого шанса.

Рассматриваемая роковая зависимость зарождается, когда объект атаки не обладает средствами дабы защитить себя, он занимает инертную позицию. Поведение похитителя обусловлено определенной целью, вследствие чего зачастую воплощается в соответствии с намеченным планом либо согласно привычному сценарию, результат которого зависит именно от мучения, угнетения, принижения заложников.

Желание гуманизировать взаимоотношения обнаруживается в попытках жертвы установить плодотворный контакт. Поэтому такой субъект начинает оказывать медицинскую либо бытовую помощь захватчику, инициировать беседу личного характера, например, на тему семейных взаимоотношений, причин, побудивших стать на преступную стезю.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector