Стэнфордский тюремный эксперимент филиппа зимбардо: отзывы, анализ, выводы

Камера 211 (2009, Франция, Испания)

Жанр: боевик, триллер, драма, криминалСоздатель: Даниэль МонсонВ ролях: Луис Тосар, Альберто Амман, Антонио РесинесКиноПоиск: 7,6IMDb: 7,6

Сюжет с оригинальной завязкой: главный герой здесь попадает в тюрьму без судов, следствий и приговоров. Точнее, его приговором становятся трусость и эгоизм окружающих.

Хуан Оливер — очень ответственный мужчина. Накануне своего первого рабочего дня будущий охранник решает познакомиться с коллегами, обычаями и территорией зоны. Но в результате несчастного случая Хуан оказывается в одной из камер для особо опасных преступников в разгар тюремного бунта. Другие охранники поспешили убраться из-под ударной волны, а Оливеру приходится молниеносно придумывать себе криминальную легенду, чтобы выдать себя за одного из заключенных и выжить среди бунтующих уголовников.

Трейлер:

В картине практически нет саундтреков, нет геройского пафоса и морализаторства. Кажется, что создатели в этом кино из любопытства ставят эксперимент, похожий на исследование Филиппа Зимбардо. Так что эта лента для любителей серьезного, реалистичного кино, которое создает и держит саспенс не за счет шокирующего натурализма и непрерывной жестокости, а с помощью выверенного психологизма.

Цели и средства

Исследование было заказано Военно-морским флотом США для того, чтобы объяснить конфликты в его исправительных учреждениях и в морской пехоте.

Участников набрали по объявлению в газете, и им предлагались 15 долларов в день (с учётом инфляции сумма эквивалентна 76 долларам в 2006 году) за две недели участия в «симуляции тюрьмы». Из 70 человек, отозвавшихся на объявление, Зимбардо и его команда выбрали 24, которых они сочли наиболее здоровыми и психологически устойчивыми. Эти участники были мужчинами, учащимися в колледжах, преимущественно белыми, принадлежали к среднему классу.

Группу, состоящую из двадцати четырех молодых мужчин, поделили случайным образом на «заключенных» и «охранников». Заключенным потом казалось, что в охранники берут за высокий рост, но на самом деле их честно набрали по жребию, подбрасывая монету, и между двумя группами не было никакой объективной разницы в физических данных.

Условная тюрьма была устроена на базе кафедры психологии Стэнфорда. Лаборант-старшекурсник был назначен «надзирателем», а сам Зимбардо — управляющим.

Зимбардо создал для участников ряд специфических условий, которые должны были способствовать дезориентации, потере чувства реальности и своей самоидентификации.

Охранникам выдали деревянные дубинки и униформы цвета хаки военного образца, которые они сами выбрали в магазине. Также им дали зеркальные солнечные очки, за которыми не было видно глаз. В отличие от заключенных, они должны были работать по сменам и возвращаться домой в выходные, хотя впоследствии многие участвовали в неоплаченных сверхурочных дежурствах.

Заключенные должны были одеваться только в нарочно плохо подобранные миткалевые халаты без нижнего белья и резиновые шлепанцы. Зимбардо утверждал, что такая одежда заставит их принять «непривычную осанку тела» и они будут испытывать дискомфорт, что будет способствовать их дезориентации. Их называли только по номерам вместо имен. Эти номера были пришиты на их униформы, и от заключенных требовали надевать туго сидящие колготки на голову, чтобы изобразить бритые головы новобранцев, проходящих начальную военную подготовку. Вдобавок они носили маленькую цепочку на своих лодыжках как постоянное напоминание о своём заключении и угнетенности.

За день до эксперимента охранники посетили короткое установочное заседание, но им не дали никаких указаний, кроме недопустимости какого-либо физического насилия. Им сказали, что обязанность состоит в том, чтобы совершать обход тюрьмы, который они могут совершать так, как захотят.

Зимбардо на заседании сделал следующее заявление для охранников:

Участникам, которые были выбраны для того, чтобы изображать заключенных, было сказано ждать дома, пока их не «призовут» для эксперимента. Безо всякого предупреждения их «обвинили» в вооруженном ограблении, и они были арестованы полицейским департаментом Пало Альто, который участвовал в этой стадии эксперимента.

Заключенные прошли полную процедуру полицейского осмотра, включая снятие отпечатков пальцев, фотографирование и зачитывание прав. Их привезли в условную тюрьму, где произвели их осмотр, приказав раздеться догола, «очистили от вшей» и присвоили номера.

Результаты

Стэнфордский тюремный эксперимент показал, что условия заключения оказывают большое влияние на эмоциональное состояние как надзирателей, так и преступников, а также на происходящие между группами и внутри них межличностные процессы.

У «заключенных» и «надзирателей» в целом появилась ярко выраженная тенденция к усилению негативных эмоций. Все более мрачным становился их взгляд на жизнь. «Заключенные» в продолжение эксперимента все чаще проявляли агрессию. У обеих групп снижалась самооценка по мере усвоения «тюремного» поведения.

Внешнее поведение в общем совпало с настроением и личными самоотчетами испытуемых. «Заключенные» и «надзиратели» устанавливали различные формы взаимодействия (отрицательное или положительное, оскорбительное или поддерживающее), однако отношение их друг к другу в действительности было оскорбительным, враждебным, лишенным человечности.

Практически сразу «преступники» восприняли в основном пассивную манеру поведения. Напротив, надзиратели проявляли во всех взаимодействиях большую активность и инициативу. Их вербальное поведение ограничивалось в основном командами и было чрезвычайно безличным. «Заключенные» знали, что физического насилия над ними не допустят, однако нередко наблюдалось, в особенности со стороны надзирателей, агрессивное поведение. Словесные оскорбления заменяли физическое насилие и стали одной из самых распространенных форм общения «надзирателей» с находившимися за решеткой.

КАК ВСЁ БЫЛО

Всё началось с объявления в студенческой газете:

Объявление в Стэнфордской газете

На объявление откликнулось больше 70 человек. Из них, после интенсивных психологических тестов, отобрали 24 самых обычных студентов без отклонений в психическом и физическом развитии. В итоге получилось по 12 человек в группе: 9 «охранников», 9 «заключенных» и по 3 запасных человека в двух группах. В ходе эксперимента использовали двух запасных заключенных и одного охранника. То есть, за всё время через эксперимент прошел 21 человек: 11 заключенных и 10 охранников.

ЧУЛАН ОДИНОЧНОГО СОДЕРЖАНИЯ

Филипп Зимбардо

— главный автор эксперимента, вместе с коллегами соорудил в подвале Стэнфордского психологического отдела некоторое подобие тюрьмы. Отсек коридора, шириной меньше двух метров, стал тюремным “двориком”. Из трех комнат, выходящих во “двор”, вынесли всю мебель, а двери заменили на решетки — это “камеры”. Во время эксперимента в них не было ничего, кроме лежанок для “заключенных”. Служебное помещение неподалеку переоборудовали в комнату охраны. Шкаф для технического инвентаря размером 70 на 70 сантиметров служил в качестве “камеры-одиночки”.

Экспериментальная тюрьма

Заключенных в день начала эксперимента арестовали настоящие сотрудники полиции. Их привозили в отдел, оформляли, снимали отпечатки пальцев, а затем, с повязками на глазах увозили в экспериментальную тюрьму. Там их раздевали догола в тюремном “дворике”, обрабатывали спреем, переодевали в свободные балахоны с номером на груди, сковывали одну ногу символической цепью, а на голову натягивали “шапку” из чулок, после чего кидали в камеру. К обеду в тюрьме был полный комплект из 9 заключенных, по трое в каждой камере.

Охранники дежурили сменами по три человека. Одна смена длилась 8 часов. Одеты они были в костюмы цвета хаки, носили деревянные дубинки и солнечные очки. Так заключенные не могли смотреть им в глаза.

Ни одна из групп, по словам экспериментаторов, не получала указания о том, как играть свои роли.

МОНСТР ВНУТРИ

Далее события развивались очень стремительно. Заключенные бунтовали, подняли восстание, которое жестко подавлялось охраной. Без физического насилия, но с применением подручных средств вроде огнетушителя. Со временем охранники становились все более жестокими, а заключенные все более пассивными и послушными. В итоге эксперимент прекратили на шестой день. Жестокость охранников перешла все мыслимые этические границы.

Но что, если жестокость охранников — это не уродливое проявление их внутреннего садизма, а всего лишь манипуляция экспериментатора? У нас есть серьезные основания полагать, что мы имеем дело именно с манипуляцией.

Подобные исследования

Тюремное исследование BBC

Психологи Алекс Хаслам и Стив Райхер провели исследование тюрьмы BBC в 2002 году и опубликовали результаты в 2006 году. Это была частичная репликация тюремного эксперимента в Стэнфорде, проведенного при содействии BBC , которая транслировала события исследования в документальном сериале под названием The Экспериментируйте . Их результаты и выводы отличались от результатов Зимбардо и привели к ряду публикаций о тирании, стрессе и лидерстве. Результаты были опубликованы в ведущих академических журналах, таких как British Journal of Social Psychology , Journal of Applied Psychology , Social Psychology Quarterly и Personality and Social Psychology Review . Исследование BBC Prison Study теперь преподается в качестве основного исследования в программе OCR по психологии Великобритании A-level .

Хотя процедура Хаслама и Райхера не была прямой копией процедуры Зимбардо, их исследование ставит под сомнение общность его выводов. В частности, он ставит под сомнение представление о том, что люди бездумно распределяют роли, и представление о том, что динамика зла в любом случае банальна

Их исследование также указывает на важность лидерства в возникновении тирании в той форме, которую продемонстрировал Зимбардо во время инструктажа охранников в Стэнфордском эксперименте.

Эксперименты в США

Стэнфордский тюремный эксперимент был отчасти ответом на эксперимент Милгрэма в Йельском университете, который начался в 1961 году и был опубликован в 1963 году.

В 1967 году эксперимент Третьей волны включал в себя использование авторитарной динамики, аналогичной методам нацистской партии для массового контроля, в классной комнате учителем средней школы Роном Джонсом в Пало-Альто, штат Калифорния, с целью наглядно продемонстрировать классу, как немецкая общественность в Вторая мировая война могла бы действовать таким же образом. Хотя правдивость рассказов Джонса подвергалась сомнению, несколько участников исследования заявили о себе, чтобы подтвердить эти события.

В обоих экспериментах участникам было трудно покинуть исследование из-за назначенных им ролей. Оба исследования исследуют человеческую природу и влияние власти. Личности испытуемых мало повлияли на оба эксперимента, несмотря на тест перед тюремным экспериментом.

И в исследованиях Милграма, и в исследованиях Зимбардо участники подчиняются социальному давлению. Соответствие усиливается, позволяя одним участникам чувствовать себя более или менее сильными, чем другие. В обоих экспериментах поведение изменено, чтобы соответствовать групповому стереотипу.

Результаты

Эксперимент быстро вышел из-под контроля. Заключенные испытывали садистское и оскорбительное обращение со стороны охранников, и к концу у многих из них наблюдалось сильное эмоциональное расстройство.

После сравнительно спокойного первого дня на второй день вспыхнул бунт. Охранники добровольно вышли на сверхурочную работу и без руководства со стороны исследователей подавляли мятеж, при этом нападали на заключенных с огнетушителями. После этого инцидента охранники пытались разделять заключенных и стравливать их друг с другом, выбрав «хороший» и «плохой» корпусы, и заставляли заключенных думать, что в их рядах есть «информаторы». Эти меры возымели значительный эффект, и в дальнейшем возмущений крупного масштаба не происходило. Согласно консультантам Зимбардо — бывшим заключенным, эта тактика была подобна используемой в настоящих американских тюрьмах.

Подсчеты заключенных, которые изначально были задуманы для того, чтобы помочь им привыкнуть к идентификационным номерам, превратились в часовые испытания, в ходе которых охранники изводили заключенных и подвергали физическим наказаниям, в частности заставляли подолгу совершать физические упражнения.

Тюрьма быстро стала грязной и мрачной. Право помыться стало привилегией, в которой могли отказать и часто отказывали. Некоторых заключенных заставляли чистить туалеты голыми руками. Из «плохой» камеры убрали матрасы, и заключенным пришлось спать на непокрытом бетонном полу. В наказание часто отказывали в еде. Сам Зимбардо говорит о своей растущей погруженности в эксперимент, которым он руководил и в котором активно участвовал. На четвертый день, услышав о заговоре с целью побега, он и охранники попытались целиком перенести эксперимент в настоящий неиспользуемый тюремный корпус в местной полиции, как в более «надежный». Полицейский департамент ему отказал, ссылаясь на соображения безопасности, и, как говорит Зимбардо, он был зол и раздосадован из-за отсутствия сотрудничества между его и полицейской системой исполнения наказаний.

В ходе эксперимента несколько охранников все больше и больше превращались в садистов — особенно ночью, когда им казалось, что видеокамеры выключены. Экспериментаторы утверждали, что примерно каждый третий охранник показывает настоящие садистские наклонности. Многие охранники расстроились, когда эксперимент был прерван раньше времени.

Впоследствии заключенным предложили «под честное слово» выйти из тюрьмы, если они откажутся от оплаты, большинство согласились на это. Зимбардо использует этот факт, чтобы показать, насколько сильно участники вжились в роль. Но заключенным потом отказали, и никто не покинул эксперимент.

У одного из участников развилась психосоматическая сыпь по всему телу, когда он узнал, что его прошение о выходе под честное слово было отвергнуто (Зимбардо его отверг, потому что думал, что тот пытается сжульничать и симулирует болезнь). Спутанное мышление и слезы стали обычным делом для заключенных. Двое из них испытали такой сильный шок, что их вывели из эксперимента и заменили.

Один из заключенных, пришедших на замену, № 416, пришел в ужас от обращения охранников и объявил голодовку. Его на три часа заперли в тесном чулане для одиночного заключения. В это время охранники заставляли его держать в руках сосиски, которые он отказывался есть. Другие заключенные видели в нем хулигана. Чтобы сыграть на этих чувствах, охранники предложили другим заключенным выбор: или они откажутся от одеял, или № 416 проведет в одиночном заключении всю ночь. Заключенные предпочли спать под одеялами. Позже Зимбардо вмешался и выпустил № 416.

Зимбардо решил прекратить эксперимент раньше времени, когда Кристина Маслак, аспирантка и одновременно его невеста, не знакомая прежде с экспериментом, выразила протест против устрашающих условий тюрьмы после того, как она пришла туда провести беседы. Зимбардо упоминает, что из всех пятидесяти свидетелей эксперимента только она поставила вопрос о его этичности. Хотя эксперимент был рассчитан на две недели, через шесть дней он был прекращен.

В 2009 году увидела свет научно-популярная книга «Эффект Люцифера», в которой Зимбардо подробно описывает ход и результаты эксперимента.

Этапы подготовки исследования

Эксперимент Филиппа Зимбардо осуществлялся в несколько этапов.

Отбор участников эксперимента

После публикации объявления в университетской газете, 70 студентов изъявили желание принять участие в Стэнфордском эксперименте о тюрьме. Все они подверглись многочисленным психологическим обследованиям, по результатам которых к участию в Стэнфордском эксперименте Зимбардо выбрал 24 студента. Они не имели отклонений в физическом и психическом развитии.

Распределение на охранников и заключенных

Особенностью эксперимента Филиппа Зимбардо было то, что испытуемые, которым предложили разные роли, были примерно одного возраста, обладали одинаковым социальным статусом. Они все являлись студентами колледжей. Ученый предположил, что запас социальных знаний и багаж жизненного опыта у них примерно одинаковый.

В реальной жизни студенты были равны между собой, распределение на две группы осуществлялось случайно. Однако тем, кому выпала роль надзирателей, было сообщено, что эта роль досталась им потому, что они обладают теми личностными качествами, которые необходимы при осуществлении контроля поведения арестантов. Специальной подготовки при этом они не проходили. За день до начала эксперимента их пригласили на инструктаж, где предупредили о недопустимости физического насилия в отношении заключенных. Им выдали форму охранников, зеркальные солнечные очки и дубинки. По замыслу автора, они должны были совершать обход тюрьмы.

Для надзирателей был предусмотрен сменный режим «работы»: охранники дежурили по трое, смена заканчивалась через 8 часов, однако через несколько дней большая часть из них выражала желание дежурить в искусственно созданной тюрьме сверхурочно, хотя организаторы эксперимента предупреждали их о том, что это время участия в эксперименте оплачиваться не будет.

Организаторы Стэнфордского тюремного эксперимента кратко сообщили надзирателям, что их задача – создать у заключенных ощущение собственного бессилия, страха, тоски. Они должны чувствовать, что надзиратели имеют право на произвол, что каждое действие заключенных контролируется системой и надзирателями. Так планировалось уничтожать индивидуальность арестантов.

Примечательно то, что заключенные были уверены, что в группу надзирателей попадают высокие молодые люди. Хотя особенности телосложения испытуемых организаторами эксперимента не учитывались.

Оказалось, что внешней атрибутики тюремного эксперимента Зимбардо было достаточно для того, чтобы испытуемые примерили на себя соответствующую модель поведения: надзиратели вели себя жестко по отношению к заключенным, а те, в свою очередь, быстро утратили свою индивидуальность и перестали сопротивляться давлению блюстителей порядка.

Так ученый разделил студентов на 2 группы: с первого дня к участию в опыте приступило по 9 человек из обеих групп, 3 человека в каждой группе являлись запасными.

В процессе проведения Стэнфордского тюремного эксперимента Зимбардо понадобилось ввести 2 запасных в группу заключенных и одного запасного в группу надзирателей.

Переоборудование крыла университета в «тюрьму»

Одно крыло здания университета было переоборудовано в тюрьму. Тюремным двориком стал коридор, ширина которого не превышала 2 метров. В том коридоре находились двери в 3 аудитории. Двери были заменены решетками, из кабинетов вынесли всю мебель. В аудиториях разместили только топчаны для арестантов. Так учебные кабинеты превратились в тюремные камеры. Согласно задумке автора, в каждой такой камере разместили по 3 человека.

В этом же коридоре располагалось подсобное помещение, которое стало комнатой надзирателей. Стоящий в коридоре шкаф для инвентаря, внутренний размер которого был 70 на 70 см, решили использовать в качестве одиночной камеры. Так были созданы декорации, способствующие дезориентации, потере самоидентификации участников. В таких условиях молодые люди быстро утратили чувство реальности.

На протяжении всего эксперимента сам Зимбардо и его ассистенты вели круглосуточное наблюдение за происходящим в псевдотюрьме. «Камеры» заключенных и штаб надзирателей, а также сам коридор, в котором располагались эти помещения, были оснащены камерами и многочисленными прослушивающими устройствами.

Бои без правил (2017, Великобритания, Франция)

Жанр: триллер, драма, приключения Режиссер: Жан-Стефан Совер («Джонни — бешеный пес»)Сценарий: Билли МурВ ролях: Джо Коул («Острые козырьки»), Витхая Пансрингарм, Порнчанок МабклангКиноПоиск: 6,4IMDb: 6,9

Экранизация мемуаров Билли Мура — британца, который попал в таиландскую тюрьму за хранение наркотиков.

Клаустрофобный ад тут доведен до своего предела. Крошечный барак, несколько десятков потных мужчин, испытывающих лишь злобу и ненависть, ни кроватей, ни матрасов, ни столов, зловоние и грязь, впитавшиеся в стены — тесный, кошмарный мир, и главный герой даже не знает местного языка. Добавляется к этому всему убийственная жара и жуткие ливни, а в итоге — кромешный мрак, отчаяние и безысходность. И все это снято с документальной точностью (здесь, кстати, тоже приняли участие реальные заключенные, побывавшие в тюрьмах Тайланда) и тошнотворным натурализмом (смотреть иногда откровенно мерзко). Картина не для любителей остросоциальных драм о невинно осужденных.

Трейлер:

С другой стороны, главный герой здесь похож на персонажей из таких драм: Билли Мур в ходе сюжета обретает смысл жизни и выходит в финальный раунд с самим собой, хотя в начале фильма легкомысленный британец не вызывает ни капли симпатии. Билли решает участвовать в тюремных соревнованиях по тайскому боксу, и спортивные бои становятся спасительным билетом для Мура. Не только к свободе, но и к нормальной жизни после заключения.

Итоги эксперимента с властью

Тюрьма отобрала у заключенных самоидентификацию. Заметьте, сначала они боролись сплоченно, дальше возобладали личные интересы, далее начал наступать социальный и личностный распад. Верх взяли подавленность и уныние. Многие заключенные говорили даже, что они «заслуживают» такого отношения охранников: начала падать их самооценка. Охранники же полностью идентифицировались со своей ролью, которая была обусловлена должностью и внешней формой. При этом они испытали сильнейшее удовольствие от необычного чувства полной власти над другими людьми.

На шестой день эксперимента каждый третий студент в форме охранника обнаружил опасные садистские наклонности, которые поддерживались его же группой. А молодые люди в миткалевых халатах испытали сильнейшее эмоциональное расстройство, потерю веры и в себя, и в какую-либо справедливость.

Главный вывод, который был сделан по итогам Стэнфордского тюремного эксперимента, заключался в следующем утверждении. Люди будут легко соответствовать социальным ролям, которые они должны играть, особенно если роли столь же сильно стереотипны, как и у тюремных охранников. Именно тюремная среда была важным фактором в создании жестокого поведения надзирателей. Поэтому результаты подтверждают ситуационное объяснение человеческого поведения, а не диспозиционное.

P.S. Всем заинтересовавшимся рекомендуем к просмотру «Стэнфордский тюремный эксперимент» или «Тюремный эксперимент в Стэнфорде» — американский фильм 2015 г. режиссера Кайла Патрика Альвареза.

Выводы

Согласно интерпретации SPE Зимбардо, он продемонстрировал, что поведение участников было обусловлено скорее смоделированной тюремной ситуацией, чем индивидуальными чертами личности . Используя эту ситуативную атрибуцию , результаты сопоставимы с результатами эксперимента Милгрэма , в котором случайные участники выполняли приказы о применении, казалось бы, опасных и потенциально смертельных ударов электрическим током за шиллинг .

Эксперимент также использовался для иллюстрации теории когнитивного диссонанса и силы авторитета .

Поведение участников могло формироваться, зная, что за ними наблюдают ( эффект Хоторна ). Вместо того чтобы сдерживаться страхом перед наблюдателем, охранники могли вести себя более агрессивно, когда наблюдавшие за ними наблюдатели не вмешивались и не сдерживали их.

Зимбардо перед экспериментом проинструктировал охранников проявлять неуважение к заключенным различными способами. Например, они должны были называть заключенных по номеру, а не по имени. Это, по словам Зимбардо, было направлено на принижение индивидуальности заключенных. Не имея контроля, заключенные узнали, что они мало повлияли на то, что с ними случилось, в конечном итоге заставив их перестать отвечать и сдаться. Быстро осознав, что охранники были высшими в иерархии, заключенные начали принимать свою роль менее важных людей.

Одним из положительных результатов исследования является то, что оно изменило способ управления тюрьмами США. Например, несовершеннолетние, обвиняемые в федеральных преступлениях, больше не содержатся перед судом вместе со взрослыми заключенными из-за риска применения к ним насилия.

Вскоре после завершения исследования в тюрьмах Сан-Квентина и Аттики произошли кровавые восстания , и Зимбардо сообщил о своих выводах по эксперименту Комитету по делам судебной власти Палаты представителей США .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector