Гальперин виктор

Примечания:

Данные взяты из личного архива П.Я. Гальперина.

Юдин Тихон Иванович (1879–1949) – российский психиатр и историк отечественной психиатрии.

Лебединский Марк Самуилович (1894/или1895–1980) – советский психотерапевт, в те годы – научный сотру дник сектора психологии.

Официальное название – Восстановительная клиника НИИ психологии МГУ на базе госпиталя №4008 (в архиве П.Я. Гальперина – госпиталя №4003), была создана 6 сентября 1942 года, и А.Н. Леонтьев стал ее директором (Леонтьев и др., 2005, С. 87).

Эти и последующие исторические данные приводятся по книге – Психология в Московском университете: 1755-2005 / науч. ред. А.Н. Ждан. – Москва: МГУ им. М.В. Ломоносова, 2007.

Подробно процедура защиты изложена М.А. Степановой в статье «Историческое значение общепсихологической теории П.Я. Гальперина» (Степанова, 2016).

Сейчас это 310 аудитория, носящая имя А.Н. Леонтьева.

Только в октябре 1968 г. вышло Постановление Совета министров СССР «О включении психологии в перечень отраслей науки, по которым присуждаются ученые степени».

В структуре факультета было три кафедры: общей и прикладной психологии, психофизиологии и нейропсихологии, педагогики и педагогиче¬ской психологии и научные лаборатории: психофизиологии ощущений, инженерной психологии, нейропсихологии, генетической психологии, про¬граммированного (управляемого обучения).

Значительным событием в этом отношении был выход в 1966 г. шестого номера журнала «Вопросы психологии», посвященного 70-летию со дня рождения Л.С. Выготского. В этом номере была опубликована работа Л.С. Выготского «Игра и ее роль в психическом развитии ребенка», а так¬же статьи А.В. Запорожца, Д.Б. Эльконина, В.В. Давыдова, А.Р. Лурии и П.Я. Гальперина («К вопросу об интериоризации»).

Указ Президента РФ от 6 октября 1998 года № 1200 // Поиск. – 1998. – № 41. – С. 8.

Историческая функция психологии Л.С. Выготского

В 1981 г. состоялась посвященная Л.С. Выготскому конференция (если не считать организованных в 1976 г. на факультете психологии МГУ лекций памяти Л.С. Выготского по случаю 80-летия со дня его рождения[]). Интересно отметить, что тогда П.Я. Гальперин и Д.Б. Эльконин оказались единодушны в оценке культурно-исторической психологии Л.С. Выготского как начала новой, неклассической психологии.

По мнению Д.Б. Эльконина (1989), основная историческая функция Л.С. Выготского состояла в создании основ объективной неклассической психологии. Если в классической психологии психические процессы заданы с самого начала, то для Л.С. Выготского они даны в форме социальных отношений, которые выступают источником возникновения и развития психических функций у человека. В данном положении, отмечает Д.Б. Эльконин, «содержится неклассический подход к сознанию» (там же, с. 473). Говоря об ошибочном понимании психической деятельности в классической психологии, П.Я. Гальперин (1981) отмечал, что систематическое построение психологии как объективной науки возможно только на принципах неклассической психологии, начало которой составляют идеи Л.С. Выготского.

В условиях глубокой общественно-политической перестройки в нашей стране отечественная психология претерпела существенные изменения: появились новые направления изучения психического, значительно расширились области прикладных исследований, возросла роль практической психологии. В сложившейся ситуации особую остроту приобретает вопрос не столько дальнейшего расширения поля психологических исследований, сколько поиска их общего начала, объединяющего принципа. Именно такую функцию может и должна выполнять культурно-историческая психология. «Школа Выготского сегодня — это своеобразный культурно-генетический код, поскольку многие ее последователи сами создали свои научные школы в психологии», — утверждает В.П. Зинченко (2002б, с. 409). Вслед за Д.Б. Элькониным можно сказать: «Задача современных психологов состоит… в том, чтобы достаточно полно оценить и осознать наше наследие в области разработки неклассической психологии, а также, опираясь на это наследие, своими исследованиями интенсивно продвигать ее вперед» (Эльконин, 1989, с. 478). А это означает, как утверждала Л.И. Божович, проведение исследований в логике Л.С. Выготского. В.П. Зинченко отмечал, что культурно-историческая психология не является завершенной, внутри нее имеются «живые противоречия и точки роста, что сохраняет их актуальность и поддерживает интерес к ним» (Зинченко, 2002 а, с. 122). Именно такой путь — развивая собственные научные школы, придерживаться общего культурно-генетического кода — выбрали А.Н. Леонтьев, П.Я. Гальперин, Д.Б. Эльконин и др. 

Основные положения теории П.Я.Гальперина

  1. выполнение нового действия в начале требует активной ориентировки субъекта в условиях действия;
  2. среди них особую роль играют средства действия, которые у человека выделяются в своеобразные орудия психической деятельности (эталоны, меры, знаки);
  3. образование действий восприятия и мышления происходит путем перехода внешних предметных действий в план восприятия или в умственный план – как направление умственной деятельности, характеризуемой переходом внешних практических действий в план операций, осуществляемых в уме.

Условия овладения новым умственным действием:

  • наличие необходимой мотивации,
  • правильное выполнение действия в его исходной внешней форме,
  • планомерное приобретение действием определенных свойств (обобщенности, разумности и др.),
  • полноценное воспроизведение действий в умственном плане.

Детство и юность

Петр Гальперин появился на свет 2 октября 1902 года в российском городе Тамбове. Отец был нейрохирургом и отоларингологом, мать вела домашнее хозяйство. Мальчик рос вместе с братом Теодором и сестрой Полиной.

Когда будущий психолог был подростком, его мать погибла под колесами машины. Это стало тяжелым ударом для Гальперина, который чувствовал к ней сильную привязанность. Вскоре в доме появилась новая жена отца, которая сумела найти общий язык с детьми и стать частью семьи.

В детстве Петр был способным учеником, любил читать. Он учился в гимназии, в которой практиковалось совместное обучение мальчиков и девочек, и уже тогда посещал философский кружок. Но отец не одобрял увлечений сына, посоветовав пойти по его стопам и получить медицинское образование.

Психолог Петр Гальперин

В итоге Гальперин стал студентом Харьковского медицинского института. Он изучал психоневрологию и интересовался влиянием гипноза на колебания пищеварительного лейкоцитоза, чему посвятил первый научный труд. После получения диплома парень устроился на работу в центр для наркоманов, где сформулировал идею о том, что в основе зависимостей лежит нарушение обмена веществ.

В 1928 году молодой человек получил приглашение в лабораторию при Украинском психоневрологическом институте. Там произошло знакомство с Алексеем Леонтьевым, с которым его объединяло восхищение трудами Льва Выготского.

Некоторое время мужчина числился доцентом при Харьковском педагогическом институте, а после сокращения был вынужден перейти в психиатрическую клинику. Следующие несколько лет он занимался преимущественно психиатрией и читал лекции для студентов.

Л.С. Выготский и П.Я. Гальперин: случайное совпадение

В данном сообщении речь пойдет о Л.С. Выготском и об исследованиях П.Я. Гальперина, в которых действие выступило предметом экспериментального изучения, что и позволяет, следуя представлениям Л.И. Божович, отнести их к разряду выполненных в логике культурно-исторической психологии. Эти исследования привели, с одной стороны, к рождению оригинальной общепсихологической концепции, а с другой — к теоретическому освоению и углублению учения Л.С. Выготского. Непосредственным поводом к подготовке данной публикации выступило случайное совпадение двух знаменательных для культурно-исторической психологии событий. В 1965 г. впервые была издана «Психология искусства» Л.С. Выготского и в том же году состоялась защита докторской диссертации П.Я. Гальперина, в которой были представлены результаты исследований по проблеме «Формирование умственных действий и понятий». Сами авторы указанных работ расценивали их не как итоговые, а лишь как промежуточные, намечающие перспективы дальнейших исследований. Л.С. Выготский, движимый «стремлением к научной трезвости в психологии искусства, самой спекулятивной и мистически неясной области психологии» (1987, с. 10), рассматривал свою книгу как «попытку наметить новую область для объективной психологии — поставить проблему, дать метод и основной психологический объяснительный принцип, и только» (там же, с. 7). П.Я. Гальперин сформулировал общую проблему своих исследований как «раскрытие конкретного содержания некоторых психических процессов» (1965, с. 3) и обозначил вопросы, на которые в некоторой мере отвечают полученные им результаты. Едва ли не главным из этих результатов стало обнаружение психологического механизма поведения.

Как показало время, и психология искусства Л.С. Выготского, и теория поэтапного формирования умственных действий и понятий П.Я. Гальперина, впоследствии неслучайно названная А.И. Подольским (2002) системой психологии, заняли почетные места в общем ряду значительных достижений отечественной психологической науки. Однако до сих пор остается открытым вопрос: следует ли рассматривать психологию Л.С. Выготского и теорию П.Я. Гальперина как относительно независимые, рядоположенные, связанные лишь общими методологическими основаниями или как обладающие внутренним родством и представляющие единый взгляд на природу психического. Вопрос об участии П.Я. Гальперина в развитии идей Л.С. Выготского и А.Н. Леонтьева, а также о его сотрудничестве с Л.И. Божович, А.В. Запорожцем, П.И. Зинченко, Д.Б. Элькониным поднимался В.П. Зинченко по случаю 100-летнего юбилея П.Я. Гальперина. В частности, В.П. Зинченко удалось убедительно показать, что «вне контекста культурно-исторической психологии, психологической теории деятельности, … вне контекста мировой психологической науки вклад П.Я. Гальперина в психологию невозможно адекватно понять и оценить» (Зинченко, 2002, с. 121). Впрочем, на что справедливо указывает В.П. Зинченко, верно и обратное: без исследований П.Я. Гальперина психологическая теория деятельности была бы другой.

В этой связи интересно обратиться к высказываниям двух отечественных психологов. В 1981 г. Д.Б. Эльконин отметил, что Л.С. Выготский разрабатывал «проблемы собственно генетической психологии, т.е. решал коренные вопросы психологии в целом, ибо, как указывал еще И.М. Сеченов, психология не может быть ничем иным, как учением о происхождении психических процессов» (Эльконин, 1989, с. 475). Разве не такую психологию создал П.Я. Гальперин? На это указала 30 лет спустя Л.Ф. Обухова: «П.Я. Гальперин делал нечто большее, чем было видно научному сообществу. Он создавал новое направление в психологии, новую отрасль нашей науки, которую сегодня уже можно назвать общей (генетической) психологией. Эта отрасль психологии изучает становление и развитие психических процессов» (Обухова, 2010, с. 6).

Возвращаясь к теме нашего сообщения, заметим, что дальнейшее изложение будет посвящено обсуждению двух взаимосвязанных вопросов: во-первых, каково значение каждого из указанных выше событий для развития культурно-исторической психологии и, во-вторых, какая между ними существует внутренняя связь.

Подводя итоги

В начале публикации, посвященной
восстановлению основных этапов про­фессионального пути П.Я. Гальпери­на, были
приведены слова В.П. Зинчен­ко, который, как известно, очень высоко оценивал
вклад П.Я. Гальперина в психо­логию. В заключение также хочется обра­титься к
В.П. Зинченко, писавшему о лич­ности, а точнее говоря, о полноценных личностях:
«… если земля еще вертится, то исключительно благодаря тому, что они есть»
(Зинченко, 2017, С. 43).

Земля вертится, а вместе с ней
разви­вается и наша наука только потому, что ее создавали такие ученые как Петр
Яковле­вич Гальперин.

О милых спутниках,
которые наш свет

Своим сопутствием для
нас

животворили,

Не говори с тоской: их
нет;

Но с благодарностию:
были.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector